Рождение Цейлонского чая - Ceylon Tea

Рождение Цейлонского чая

Начало 80-х годов XIX века было тяжелым временем для Цейлона. Колониальная экономика была практически полностью построена на кофейной отрасли, и когда она рухнула, за ней рухнула и экономика. Высокогорные плантации продавались за бесценок, а в Коломбо вкладчики массово снимали деньги со счетов. Судорожные эксперименты с индиго и хинным деревом закончились ничем. Ассоциация плантаторов представила правительству  панические предложения по введению бюджетных сокращений, которые, к счастью, были отклонены. Над колонией воцарилась атмосфера паники.

Тем временем в высокогорье, на стыке регионов плантаций Канди и Димбула уединенно живущий плантатор из Шотландии по имени Джеймс Тейлор экспериментировал с новым растением. Он сажал его вдоль дорог, разделяющих поля его кофейной плантации, Лулекондеры. 

Этим растением был чай. Уже в 1867 г. Тейлор высушил первые листья на веранде своего бунгало, пытаясь повторить технологию, применяемую владельцами чайных плантаций в Ассаме, Индии. К тому времени, как разразилась кофейная инфекция, у Тейлора в Лулекондере было девятнадцать акров, засаженных чаем, и он отправил первый скромный груз – всего 10 килограмм – в Англию. Вскоре все плантаторы высокогорных регионов приезжали в Лулекондеру чтобы узнать о процессе выращивания и производства чая. Цейлон и его плантации были спасены.

Но спасение далось нелегко. Более 120 000 гектаров земли надо было очистить от погибших и умирающих кофейных кустов и засадить чаем. Этот процесс был дорогим и тяжелым, но тем или иным образом он завершился. Героизм плантаторов воспевался словами никого иного как сэра Артура Конан Дойля, создателя Шерлока Холмса, который в короткой истории “De Profundis” описал его так: “за один сезон гнилостный грибок погубил плантации и обрек всю общину на годы отчаяния, покуда мужество и изобретательность ее членов не одержали  одну  из крупнейших коммерческих побед, известных в истории”, добавив, что “чайные плантации Цейлона – это такой же подлинный памятник мужеству людей, как лев у Ватерлоо”. На руинах старых плантаций Цейлона за десять лет была построена новая отрасль, и колония снова стала процветать.

Джеймс Тейлор стал первым цейлонским плантатором, который преуспел в чайном производстве, но он не был первым из тех, кто пытался. Несмотря на скудность информации существуют данные о том, что культивировать чай, ввезенный из Китая пробовали уже в 1824 году. Позже Морис Вормс, член семьи Ротшильдов – международных финансистов, высадил несколько китайских саженцев во владениях Ротшильдов в Пусселлаве и Рамбоде. Он даже получил из растения урожай в китайском стиле, хотя цена – 5 фунтов за полкилограмма – была слишком высокой, чтобы она могла выдержать конкуренцию. Так что именно на долю Тейлора, поколение спустя, выпал жребий показать пример всем остальным. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *